Леголас кончил


Шугнул — и дело с концом. Не мальчик я уже, несподручно мне весь вечер бегать…. Подняв скатерть, Глорфиндель заглянул под стол.

Леголас кончил

Эстелир же, желая закрепить успех, потянулся к блюду с пирожными, стоящему перед Эрестором и Глорфинделем, и, сунув палец в корзиночку с кремом, томно слизал крем с пальца. Трандуил весело рассмеялся, а Элронд не знал, куда деться от стыда и возбуждения.

Он поднялся, постучал ложечкой о хрустальный бокал и радушно объявил:

Леголас кончил

Эстелир же, желая закрепить успех, потянулся к блюду с пирожными, стоящему перед Эрестором и Глорфинделем, и, сунув палец в корзиночку с кремом, томно слизал крем с пальца. А еще говорят, у Трандуила при дворе все манерные очень — так ни хрена, как я вижу.

Лорд Элронд почувствовал, как его охватывает жар не меньший, чем тот, что сжигал его в юности во время достославного рассказа Глорфинделя.

Чувствую, к яйцам подбирается — еще чего доброго, вцепится…. Утопить, что ли, ее, хоть и жаль зверюгу… — добавил он растеряно. Король вспомнил, как во время торжественного прибытия в Ривенделл Леголас — сияющий, загорелый, пахнущий солнцем — выбежал к нему вместе с Больгом.

Он взглянул на Больга, на Леголаса и подумал: В саду царила прохлада, столь драгоценная после жаркого дня; от небольших изящных фонтанов веяло холодком, а их журчание вместе с шелестом листвы, трелями лягушек, стрекотом сверчков и веселой болтовней эльфов за столом создавало неповторимую музыку мирного вечера в Ривенделле.

Потерпите немного, там только начало скучное, про сражение, а потом они всю дорогу будут трахаться! Да и штаны у меня крепкие, кожаные, для верховой езды: Тем временем на другом конце стола Глорфиндель пытался не попасть впросак перед искушенными гостями из Лихолесья.

Это я для Эрика припас, нечего пальцами туда тыкать.

Эстелир, взвыв от боли, так и подскочил. Это я для Эрика припас, нечего пальцами туда тыкать. Трандуил, который до слов Элронда отнюдь не считал, что его молодость давно прошла по правде сказать, ему это и в голову не приходило , неожиданно для самого себя почувствовал ту самую радость, о которой говорил владыка Ривенделла, — радость отцовства.

Эстелир, взвыв от боли, так и подскочил. Чувствую, к яйцам подбирается — еще чего доброго, вцепится…. Ты уж не обижайся, но в другой раз хоть в кусты, что ль, отойди: Ежели блевануть хочешь, так не за столом же. И сейчас он наблюдал за шалостями сыновей, пытаясь понять, что же изменилось за то время, что Леголас провел Ривенделле, и что заставляет Трандуила снова и снова, тайком от самого себя, ловить взгляд принца.

Брат Трандуила, закативший было для большей соблазнительности глаза, услышав эту тираду, подавился собственным пальцем.

Он как раз снял их, чтобы принять ванну, а мы с тобой… Элронд густо покраснел. Потерпите немного, там только начало скучное, про сражение, а потом они всю дорогу будут трахаться! Элронд шумно втянул в себя воздух.

Весной-то они долбанутые бывают на всю башку, кидаются на всё, что шевелится, а сейчас-то что? Трандуил весело рассмеялся, а Элронд не знал, куда деться от стыда и возбуждения. Келеборн даже немного тебя ревновал… Хотя мой отец быстро его утешил.

Если бы молодость знала, если бы старость могла Мотыльки вились вокруг узорчатых фонариков, развешанных то тут, то там под навесом в саду. Глорфиндель удивленно глянул на ривенделльского советника. Утопить, что ли, ее, хоть и жаль зверюгу… — добавил он растеряно. А то застоялся я, как конь в стойле:

Утопить, что ли, ее, хоть и жаль зверюгу… — добавил он растеряно. Если бы молодость знала, если бы старость могла Мотыльки вились вокруг узорчатых фонариков, развешанных то тут, то там под навесом в саду. Потерпите немного, там только начало скучное, про сражение, а потом они всю дорогу будут трахаться!

А мы давай вопить: Однако едва Эстелир чуть сполз с сиденья и потянулся ногой в замшевом сапожке к Глорфинделю, как Эрестор, будучи уже начеку, молниеносно отреагировал и припечатал ногу Эстелира острым каблучком, подбитым подковкой.

Элронд не смог сдержать волну сладострастной дрожи.

Лорд Элронд почувствовал, как его охватывает жар не меньший, чем тот, что сжигал его в юности во время достославного рассказа Глорфинделя. Трандуил чувствовал, как в душе разливается такое бесконечное умиротворение, какое он испытывал только с Азогом; он смотрел на сад, на цветы, на одухотворенное лицо лорда Элронда, залитое светом луны, и думал о том, что эта ночь, полная затаенной радости и покоя, навсегда запечатлеется в его сердце.

Трандуил, который до слов Элронда отнюдь не считал, что его молодость давно прошла по правде сказать, ему это и в голову не приходило , неожиданно для самого себя почувствовал ту самую радость, о которой говорил владыка Ривенделла, — радость отцовства.

Трандуил, едва отдышавшись от приступа смеха, снова согнулся пополам.

Потерпите немного, там только начало скучное, про сражение, а потом они всю дорогу будут трахаться! Самое время пойти прогуляться в саду! А мы давай вопить: Дети… — вздохнул Элронд, виновато взглянув на Трандуила. Не мальчик я уже, несподручно мне весь вечер бегать….

Он как раз снял их, чтобы принять ванну, а мы с тобой… Элронд густо покраснел. В саду царила прохлада, столь драгоценная после жаркого дня; от небольших изящных фонтанов веяло холодком, а их журчание вместе с шелестом листвы, трелями лягушек, стрекотом сверчков и веселой болтовней эльфов за столом создавало неповторимую музыку мирного вечера в Ривенделле.

Чувствую, к яйцам подбирается — еще чего доброго, вцепится…. Глорфиндель удивленно глянул на ривенделльского советника. Шугнул — и дело с концом.



Ебля снятая в дома на скрытую камеру смотреть онлайн
Паталогия головки сперматозоид
Две пизды hd
Порнрно секс из жинками друзив
Парен гей видио
Читать далее...